Рубрики





Отцовская порка порноролики


Я покорно укладывался на живот, вернее низом живота на две подушки, заблаговременно положенные на софу, отчего попа выпячивалась вверх, но отец всегда при этом держала меня за плечи, помогая лечь. Иногда же он брал ремень и подходил ко мне сам. Перед поркой нервы напряжены и возбуждены, испытываешь какую-то странную смесь ожидания, стыда, притягательности, желания и возбуждения.

Внизу живота появляется сладкое жжение и приятное щекотание, попа судорожно дрожит, половинки ягодиц сжимаются друг с другом. Либо отец ставил меня в угол от получаса до часа, иногда приказывая полностью раздеться либо только снять штаны и трусы, либо сразу начиналась экзекуция. В детстве меня не пороли.

Ни разу. Ремень он держала в левой руке, правой подводила меня за руку к софе. Как правило, отец спрашивала меня, понимаю ли я, что он вынужденно так поступает из-за моего поведения.

Все истории автора 1. Для более основательных наказаний отец использовала ремень. Я покорно укладывался на живот, вернее низом живота на две подушки, заблаговременно положенные на софу, отчего попа выпячивалась вверх, но отец всегда при этом держала меня за плечи, помогая лечь.

Как правило, отец спрашивала меня, понимаю ли я, что он вынужденно так поступает из-за моего поведения. В случае серьезной провинности, отец строго, но спокойно приказывала идти в маленькую комнату, где и исключительно происходило наказание, В которой находился только шкаф, табуретка и софа на которой и собственно и меня пороли.

Первый удар всегда был болезненным.

Ягодицы и бёдра судорожно сжимаются и разжимаются. Для более основательных наказаний отец использовала ремень. Впрочем описанное время и еще было советским.

Первый удар всегда был болезненным. Зад прямо обжигала боль. Не повышая голоса, отец выговаривал мне за мою действительную или мнимую провинность.

Дальше были варианты. Иногда же он брал ремень и подходил ко мне сам. Зад прямо обжигала боль. Для более основательных наказаний отец использовала ремень.

Я покорно укладывался на живот, вернее низом живота на две подушки, заблаговременно положенные на софу, отчего попа выпячивалась вверх, но отец всегда при этом держала меня за плечи, помогая лечь. Ягодицы и бёдра судорожно сжимаются и разжимаются.

Неожиданно вспыхивала в заду жгучая боль, когда ремень опускался с негромким свистом на мои ягодицы, издавая шлепок А потом следовал второй удар, третий. Даже точнее ни разу телесно не наказывали. Все истории автора 1.

Где-то после пятого шлепка она уже не отпускала, так и пульсировала, то ослабевая, то вспыхивая с новой силой после удара.

Потом он задирала мне рубашку с майкой, так что зад становился вовсе голым. Иногда же он брал ремень и подходил ко мне сам. Впрочем описанное время и еще было советским.

Ни разу. Не повышая голоса, отец выговаривал мне за мою действительную или мнимую провинность. В детстве меня не пороли. Ремень он держала в левой руке, правой подводила меня за руку к софе.

Все истории автора 1. Отец левой рукой брал мою правую руку, клал ее на спину пониже лопаток и наваливалась на меня всем своим весом. Ягодицы и бёдра судорожно сжимаются и разжимаются.

Не повышая голоса, отец выговаривал мне за мою действительную или мнимую провинность. Чаще всего я послушно снимал штаны, иногда отказывался, и тогда отец меня обхватывала левой рукой с ремнем, а правой сдергивала штаны, а затем и трусы.

Иногда же он брал ремень и подходил ко мне сам. Как правило, отец спрашивала меня, понимаю ли я, что он вынужденно так поступает из-за моего поведения.

Даже точнее ни разу телесно не наказывали. В случае серьезной провинности, отец строго, но спокойно приказывала идти в маленькую комнату, где и исключительно происходило наказание, В которой находился только шкаф, табуретка и софа на которой и собственно и меня пороли.

Дальше были варианты. Ноги начинают дрожать. Впрочем описанное время и еще было советским. Либо отец ставил меня в угол от получаса до часа, иногда приказывая полностью раздеться либо только снять штаны и трусы, либо сразу начиналась экзекуция.

Причем для порки использовался один широкий кожаный ремень из сыромятной кожи, который отец привез еще в советское время из загранкомандировки. И порка начиналась. Ни разу. Отец левой рукой брал мою правую руку, клал ее на спину пониже лопаток и наваливалась на меня всем своим весом.

Ягодицы и бёдра судорожно сжимаются и разжимаются.

Первый удар всегда был болезненным. И порка начиналась. Где-то после пятого шлепка она уже не отпускала, так и пульсировала, то ослабевая, то вспыхивая с новой силой после удара.



Порно шлюха в номер смотреть
Видео секс геи бдсм
Занятия сексом при почечной колике
Секс в гостинице россия
Современный секс документальные фильмы
Читать далее...